V: Интересно другое. Если понимать магию, как главное следствие и, в сути своей, главное проявление первородного греха, во искупление которого Спаситель и страдал, получается, что как-то очень хреново он это делал. Магия есть, магия развивается, магия используется. Причем, каждым десятым - пусть даже если в глубоко латентной форме. Каждый десятый - это очень много, если вдуматься.

J: Семь великих народов за семь дней - делай выводы сам. Если поверить, что тех народов действительно семь, а не восемь или восемнадцать, картина получается достаточно простой и, при этом, вариативной. Возможно, ему помешали. Возможно, он просто не сумел. Или не успел. Возможно, что мне лично куда интереснее, ему не захотелось. Или он поддался последнему засланцу. Кстати...

V: Масок семь, а не шесть. Последний вариант я не рассматриваю как убедительный.

J: ... Кстати, следуя подобной логике, магия должна лечиться крещением. Ну, "окрущением", если уж речь идет об осенении кругом.

V: И, надо полагать, прецеденты были?

J: Были, конечно же. Но это, должно быть, очень необычная и довольно опасная процедура. Как для объекта ритуала, так и для тех, кто его проводит. Почти забытая ветка теургии. Найди мне сейчас человека, который добровольно пойдет отнимать душу у её фактического владельца.

V: Все это не несет в себе никакого смысла. Получается, все маги попадают в местное подобие ада?

J: А как ты хотел? Плод познания - его дар, вернее, его долговая расписка взятая с человечества. Спаситель оплатил его, но кое-кого он все же оставил расплачиваться самим. И кстати, подумай о такой вероятности - возможно, один из народов просто не захотел отказываться от своей части первородного греха. И я удивлен, что только один из них.

V: Не думаю, что Истра этому обрадуется.

J: Не думаю, что тебя должно волновать, чему радуется Истра.

@темы: прозекторская комната